28 Марта 2014 в 16:01 3492

Digital инструменты в современных реалиях

Михаил Нестор, директор агентства Havas Worldwide Digital Kiev, об использовании диджитал-инструментов в текущей политической ситуации.

В связи с недавними политическими событиями, что изменилось в украинской digital среде?

Во-первых, много коммерческих проектов заморозили, поставили на холд. В особо острые моменты ответственные рекламодатели и digital-агентства останавливали рекламную кампанию. Мы, как и наши коллеги по УДАК, считали некорректным размещать рекламу пива или кредитов в то время, когда вся лента была о погибших на Майдане людях и на другие подобные темы.

Во-вторых, сама digital-среда проявила себя как максимально продуктивная для консолидации активных и сознательных представителей народа. Повторю расхожее уже выражение, что в это время мы из населения превратились в народ. И это же было видно в онлайн-среде. Владельцы рекламного инвентаря самостоятельно отдавали его часть для пропаганды революционных идей и контрпропаганды против российских влияний. Специалисты по социальным медиа стартовали группы и паблики с невероятной скоростью. К примеру, группа Евромайдан практически без рекламных вливаний достигла численности, сравнимой с крупнейшими брендированными сообществами, которые строились годами. Здесь же все происходило за недели. Фейсбук стал рупором нового, сознательного народа, строительной площадкой будущей Украины, как не пафосно это звучит. Важно, что это не были только виртуальные действия. Собирались средства, еда, медикаменты. Организовывались добровольцы для Автомайдана. Переводы и трансляция новостей. Логистика и поселение. Создавались десятки сайтов, и так далее.

Как изменилась популярность соцсетей среди украинских пользователей?

Безусловно, выросла. Ни для кого ни секрет, что соцсети являются прямой демонстрацией давно подтвержденного исследователями факта – мнению знакомых (пусть даже виртуальных) индекс доверия в разы выше, чем к СМИ. В то время, когда СМИ как источники правдивой информации в Украине окончательно прекращали существовать, и в то же время новые медиа (например, Громадське ТВ) рождались, социальные сети стали своеобразными агрегаторами фильтрованной информации. Мы читали то, чем делились наши друзья. Мы узнавали, где работают стримы и что происходит в эфире. Благодаря мобильным устройствам сотни тысяч украинцев читали о новостях из первых рук, ведь их же знакомые размещали репортажи и свежие факты с места событий. Видеть друг друга в масках, таскающих покрышки и мешки со снегом, лихо рапортующих об очередной атаке беркута, стало привычным в те дни, и даже где-то банальным. Беркут и коктейли молотова заняли территорию котиков и селфиз в лифтах.

В первую очередь, это коснулось Facebook - я думаю, аудитория выросла очень значительно за эти месяцы, а частота использования давно оставила позади все остальные медиа, включая ТВ, вместе взятые.

Facebook назвали основой революционных событий. Какова роль соцсетей сегодня в информационной войне?

Роль чрезвычайно высока. Кроме того, что это канал коммуникации с большим покрытием и высоким уровнем доверия, он хорошо таргетируется по регионам, и годится для организации активистов, мобилизации людей на те или иные действия. В декабре-феврале по нескольким сигналам в фейсбук среди ночи выезжали на майдан тысячи киевлян.

Сегодня подобное, пусть не всегда в пользу новой власти, происходит в Крыму, на Юге, Востоке. Люди очень легко включаются в политичесикй процесс. Соцсети невероятно заполитизирвоаны сегодня в Украине. Если до декабря прошлого года политический контент занимал от силы 5% новостных лент соцсетей, то сейчас это 80% и больше.

Каким образом можно использовать digital инструменты в текущей политической ситуации?

Смотря кому и смотря какие цели у этого субъекта в целом. У политиков одни интересы – рейтинги, грядущие выборы разных уровней. У власти – постоянная демонстрация успехов по ключевым направлениям: люстрация, наказание виновных, реформы, привлечение кредитов, поддержка мирового сообщества. У служб безопасности – пропаганда и контрпропаганда, освещение специальных операций, противодействие сепаратисткой информационной работе в проблемных регионах.

Механизмы использование разные, но есть несколько ключевых алгоритмов. В основном это разгон новостей, наращивание пула лояльной аудитории, работа с комментариями и другие. Используют это все для обычных PR-целей, повторюсь – это либо рейтинги, либо формирование общественного мнения по тому или иному вопросу, поддержка либо блокирование определенных инициатив.

Наши оппоненты в геополитическом смысле используют эти инструменты для раскачивания ситуации в стране, усиления сепаратистских настроений. Украинские политики демонстрируют свою замечательность и перспективы как будущих лидеров государства. Кто-то, как госпожа Оробец, вербует волонтеров. И так далее. Здесь digital лишь один из каналов коммуникации для решения обычных задач в политических коммуникациях.

Какой бюджет для этого необходим?

Бюджет – от тысяч до сотен тысяч гривен в день – зависит от масштаба задачи, географии покрытия, насколько напряжена ситуация и какие вовлечены ресурсы.

Смогли ли бренды воспользоваться сегодняшней политической ситуацией?

Все, что могут бренды сделать в связи с сегодняшней политической ситуацией – это молиться, чтобы она закончилась. Уровень клаттера и стоимость попадания в инфополе в социальных сетях, а также то, на какие темы сейчас направлено влияние людей, как бы говорят нам о том, что нужно очень и очень грамотно взвешивать свои шаги, особенно а digital среде. Но успешная коммуникация возможна, но это скорее вопреки, а не благодаря. Я бы никому не советовал сейчас пытаться заигрывать с потребителями в рамках политического дискурса.

Можете привести примеры использования digital в информационной войне?

Их очень много, и не о всем можно говорить, ведь работа ведется и сейчас. Вбросы видео или фейковых новостей с последующим молниеносным разгоном. Создание всевозможных сообществ в поддержку Беркута, России и т.п. Могу сказать только, что сейчас украинская власть наконец начинает включаться в ритм и принимать правила навязанной игры. Но Украина пока работает в реактивном режиме, проактивных и тем более упреждающих действий очень мало. При этом сложно переоценить роль активистов, специалистов по коммуникациям, которые добровольно в меру своих сил делают работу по коммуникационной поддержке Украины как государства, независимо от политических расцветок.

Как с помощью технологий в соцсетях можно объединить страну и что для этого делается сегодня?

Обеспечивать максимально интенсивное прохождение правдивой информации. Утрируя, рассказывать, что в Донецке не только бандиты, а во Львове не только бандеровцы. Интенсивно коммуницировать конструктивную и консолидирующую позицию власти с объяснением роли каждого из регионов в будущем Украины.

Взять под контроль паблики (группы) с большим количеством аудитории, связавшись с администраторами и заблокировать эти каналы для прохождения деструктивных сигналов и контента. Ведь построить новую сеть очень затратно. Осознать, что кроме Фейсбука, в котором давно никого уже агитировать не нужно, есть также ВКонтакте, Одноклассники, городские форумы. Идти туда. Продолжать можно еще долго, но это уже больше касается специалистов, которые способны реализовать подобные инициативы.


http://sostav.ua

 
,