19 Января 2017 в 09:34 859

Латвийскую «дочку» ПриватБанка могут продать уже в этом году

PrivatLatvia, находящийся под пристальным вниманием контролирующих структур, могут выставить на продажу уже в нынешнем году

В 2017 году должна решиться судьба прибалтийской «дочки» ПриватБанка. После национализации «материнского» банка Украина в лице Министерства финансов стала владельцем 46,5% акций латвийского PrivatBank, и сейчас рассматриваются основные сценарии касательно данного учреждения. Одним из вероятных решений может стать продажа латвийского банка.

PrivatBank – одно из тех финучреждений, которые за последние годы подпадали под серьезные санкции со стороны латвийского финансового регулятора – FKTK. В 2015 году этот банк оказался в центре скандала, связанного с отмыванием денег молдавской мафии. Из-за нарушений «антиотмывочного» законодательства банк был оштрафован на 2 млн евро. Некоторых членов правления также оштрафовали за участие в сомнительных операциях.

Работа с «молдавскими деньгами» чуть не стоила PrivatLatvia банковской лицензии. В банке, по решению FKTK, сменили официальное руководство, пригласив на должность главы правления Александра Кукича – банкира с корнями из бывшей Югославии и опытом работы в JP Morgan. В интервью Forbes Кукич заверял, что сотрудничество с BVi и Панамой его банк прекратил, как и применение других сомнительных финансовых схем.

Справедливости ради отметим, что в Латвии штрафы и санкции применялись не только к «Привату». В этой стране на протяжении 2014-2015 годов проходила кампания по очистке финансовой системы, в процессе которой были оштрафованы многие банки. В том числе RIB – прибалтийская «дочка» крупнейшего украинского банка «Пивденный». Эстонскому Versobank, принадлежащему украинской корпорации «Алеф», FKTK вообще запретил работать на территории Латвии.

В FKTK Forbes рассказали, что в настоящее время AS PrivatBank продолжает работать в Латвии, «как обычно, и активность клиентов не возросла из-за решения украинского правительства национализировать ПриватБанк».

Окончательное решение о продаже этого актива может быть принято в зависимости от итогов работы банка по году, которые в Латвии формируются до 31 мартаОднако, в связи с высокими политическими рисками, вполне возможно, что банк решат продать. Ведь даже руководство самого PrivatBank еще летом 2016 года не совсем понимало, что делать со своим учреждением. В том же интервью Александр Кукич говорил: «Я вижу банк, для которого прошлое гораздо менее важно, чем будущее. Мы предлагаем своим клиентам различные услуги, недоступные в других банках по всей Европе. Например, только единицы банков посылают деньги из Италии в Украину».

Кукич называл работу через итальянский филиал по переводу денег в Украину важным бизнесом. Буквально через несколько дней после этих слов итальянский филиал PrivatBank начали закрывать итальянские же власти – по обвинению в отмывании денег.

Окончательное решение о продаже латвийского актива может быть принято в зависимости от итогов работы банка по году, которые в Латвии формируются до 31 марта. «Новости о латвийских банках мы услышим после 31 марта, когда будут закрыты годовые отчеты. Я считаю, что именно у PrivatLatvia проблем быть не может, если банк не был задействован в схемах материнской структуры», – указывает бывший председатель совета AS Trasta Komercbanka Игорь Буймистер. И добавляет, что, учитывая строгость финансового надзора в Латвии, и после прежних санкций, когда было уволено руководство банка и наложен серьезный штраф, вряд ли руководство «Привата» решилось бы на схемы. «Допускаю, что нарушений за последний год в PrivatLatvia быть не могло», – говорит он.

И латвийский регулятор, и Европейский центробанк в случае продажи PrivatLatvia намерены тщательно верифицировать эту сделку. «В соответствии с обязательными принципами оценки акционеров, изложенными в нормативно-правовой базе ЕС, мы совместно с Европейским центральным банком будем оценивать нового покупателя косвенного значительного участия (более 10% голосующих акций) в банке. В процессе оценки мы рассматриваем наличие свободных активов и финансовой устойчивости, в том числе законность происхождения средств, выделенных для инвестиций, и репутацию инвестора. Так как новым акционером является украинское государство, особое внимание будет сосредоточено на стратегических планах банка», – объяснили Forbes в FKTK.

Потенциальным покупателем теоретически может выступить, например, британский инвестор, желающий после «Брексит» обосноваться в одной из юрисдикций ЕСНо поскольку со стороны прежнего руководства украинского ПриватБанка неоднократно звучали обвинения в адрес НБУ в нечистоплотном решении относительно их финучреждения, можно допустить различные заявления в Латвии и ЕС по данной сделке – в зависимости от того, насколько сильными будут возможности бывших акционеров банка.

Также историю с продажей AS PrivatBank теперь могут эксплуатировать и в ходе «информационной войны». К сожалению, приходится признать, что слабость украинской дипломатии, вызванная в том числе отсутствием адекватной поддержки дипкорпуса со стороны государственной администрации, может сыграть на руку желающим поставить «подножку» Украине в процессе оценивания сделки по «Привату» в ЕС. Особенно учитывая сильные дипломатические позиции Российской Федерации в таких странах, как Германия и Италия.

Кроме украинского Минфина, акции латвийского PrivatBank на данный момент контролируют офшорные компании с Бермудских островов, Белиза и Кипра. По 5,29% и 5,67% – у кипрских Unimain Holdings и Wadless Holdings Limited, 9,23% – у бермудской Concorde, 2,71% – у Chastely Investments Limited (Белиз), 3,47% – у Danig Limited (Бермуды). Еще 27,09% акций контролируют частные лица.

Продажа банка может стать довольно позитивным сценарием. Потенциальным покупателем, теоретически, может выступить, например, британский инвестор, желающий после Brexit обосноваться в одной из юрисдикций ЕС. Также интерес к этому активу вполне могут проявить структуры, связанные с бывшими акционерами украинского ПриватБанка.

В случае же выявления новых нарушений законодательства о финансовом мониторинге может быть принято решение о закрытии банка в Латвии. Хотя по состоянию на осень 2016 года в FKTK заверяли, что претензий к нему нет.

По материалам http://forbes.net.ua
 
,