04 Апреля 2016 в 13:11 4148

Журналисты НЕНАВИДЯТ, когда ГОВОРЯТ

– А пришлите вопросы заранее. Ну, хотя бы ориентировочные.

– А пришлите мне свое фото, на котором вы голый в душе. Ну, хотя бы расфокусе?! Заранее вопросы присылают разве что Президенту страны. Вы же пока еще не Гарант, блин?! Кстати, пресс-служба Президента США предугадывает 90% вопросов, которые зададут на пресс-конференции.


Просто интересно, таких БОИТЕСЬ вопросов на интервью: «Скажите, нажимаете ли вы дважды кнопку лифта, полагая, что так он быстрее приедет?», -


Вместо того, чтобы тратить время на выпытывание вопросов, готовьте босса к беседе с журналистом. Прежде чем составить вопросы, журналисты тоже готовятся (хотя исключения бывают). Иногда день тратят на подготовку: читают все о своем собеседнике, что он говорил и думал вслух. Что вам мешает сделать то же самое? А то потом все эти ерзания, недоумение и психи ни к чему.   


Недавно был один эксцентричный. Лицо публичное, поэтому его имя пускай останется как бы загадкой. Скажу только, что поведение у него неоднозначное, поступки смелые и часто чреваты последствиями и бурыми обсуждениями.


Пресс-служба и нанятые на аутсорсинге пиарщики его предупредили (обещали предупредить), - разговор будет серьезный и откровенный. На такое интервью нужно два часа, минимум. Пиарщики хором заверили – подобные интервью босс давать обожает.


И после он на 30 минут опаздывает – письма дописывал. Видимо, чернилами писал на бересте. Ну, это такое, опоздание на полчаса, - с кем не бывает. Потом удивлялся, что ему задают странные вопросы, не о том, как он крут. А вопросы от Марселя Пруста (знаменитый опросник  Марселя Пруста, который иногда используют в интервью журналисты. – Авт.) вообще не понравились. Сказал, что с Прустом он не знаком. Хотя где бы они могли познакомиться, Пруст умер в двадцатых годах прошлого века. Через час собеседник  заявил: все — не может больше и вообще жалеет, что согласился на интервью. 


Сразу такое чувство вины неприятное возникает, мол, задерживаешь человека, у него же встреча важная, а тут ты мало того, что со своими вопросами, еще и какого-то Марселя Пруста. И отпускаешь на рандеву. А потом пиращики сообщают, что он ни на какую встречу не спешил вовсе, а просто устал.


Да, давать интервью тяжело. Устаешь! Готовиться к нему еще тяжелее. Но нужно, братцы, нужно! Вы же лучше знаете, что вытворяет ваш босс, где вытворяет, когда вытворяет, с кем и с чем!  А если еще и накуролесил всякого драматического в жизни и по работе, то тем более готовьте к непростым вопросам, раз уж соглашаетесь на «душевный стриптиз», то есть интервью откровенное. Или вы думаете, что журналист будет нежным и деликатным, как джентльмен в первую брачную ночь с девственницей? Да никогда! Ну, разве что в начале беседы. Без прелюдий лезть в глубины сознания и подсознания нельзя. Но потом, если завелись, страсть накатила, то уже, сори,  не до нежностей.  


Так подготовьте вопросы самые неудобные заранее! Верю, у вас получится угадать хотя бы несколько. Вы же наверняка сообразительнее государственной экзаменационной комиссии, перед которой я когда-то защищала свою дипломную работу на журфаке. Накануне защиты мы с моим научным руководителем полдня  вели себя как финалисты битвы экстрасенсов, - пытались предсказать  все возможные вопросы, даже самые неожиданные и неудобные, которые могут прийти в непредсказуемый ум членов комиссии. Но кто ж знал, что их ум окажется настолько… ээээ непредсказуем. 


Господа из комиссии,  выслушав мое выступление о военной публицистике Константина Симонова и Андрея Платонова, робко спросили: «А в каком году Платонова стали печатать?». На лице моего научного руководителя в этот момент отразилась вся история происхождения ненормативной лексики. 


Ну, еще прозвучал вопрос о герое очерка. Очерк был творческим приложением к диплому (на журфаке когда-то считалось обязательным). А герой был - 85 летний журналист. Во время второй мировой войны он работал военным корреспондентом. Чтобы написать этот очерк, я  к нему во Львов ездила и даже осталась переночевать, - увлеклись мы беседой, что дня не хватило. Беспечная была, не знала тогда, что мужчина в любом возрасте остается мужчиной… Но  мы отвлеклись… :)


Короче, у  каждого интервью свой сценарий НЕ-ПОВ-ТО-РИМЫЙ и да, представьте себе, СТРАТЕГИЯ. При этом интервью всегда непредсказуемо, - и это прекрасно!


P.S. Кстати, условные вопросы журналисты по дружбе присылают время от времени. Не всегда, правда, тут уж смотря как попросите. Но не ждите, что они прозвучат именно так, как написаны и в том порядке. А то некоторые потом таааак огорчаются, почему не по вопросам говорим? И распечатанную  бумажку с условными вопросами теребят волнительно.


Непредсказуемая и периодически ваша, Лена Курячая (Elenushka Kura), журналист. 

Присоединяйтесь к нашему каналу в Telegram.
 


...а давайте откровенно, интимно и страстно разговаривать про чувства между журналистами и пиарщиками. Прямо здесь и сейчас! в рубрике #ПОД PRОСТЫНЕЙ С ЖУРНАЛИСТОМ. Все самое главное, интересное и сексуальное происходит же под простыней или на простынях, это уж кому как нравится. Короче, ныряйте срочно под prостынь, которую мы постелили вместе с Victory PR и Sostav.ua

Автор:
Лена Курячая
(Elenushka Kura)
 
,