Будущее социальных сетей

Татьяна Попова в студии программы «Код безопасности» пообщалась о том, как будут развиваться соцсети и влиять на нашу жизнь, с Алексеем Арестовичем, спикером украинской делегации в Трехсторонней контактной группе по Донбассу и советником по стратегическим коммуникациям Офиса Президента, а также с Антоном Меркуровым, пост-интернет экспертом и создателем агентства социальных сетей Блинк HAVAS Саги Чемецом.

Комментарии 4142

Можете ли вы охарактеризовать общие тенденции в глобальных социальных платформах? Насколько стремительно они развиваются и завоевывают популярность? Почему «ТикТок» выигрывает у Facebook и Instagram? Кто победит в противостоянии видеоплатформ?

Алексей Арестович: На мой взгляд, они сегментируются. «ТикТок» в основном использует младшее поколение, а ФБ ближе, по своему наполнению, для взрослых. Также на сегментацию повлияли границы. Если раньше, например, Украина граничила между Вконтакте и Одноклассники, то теперь этот сегмент практически отключен. Даже несмотря на то, что некоторые использую vpn.

Но этот тренд на сегментацию – целевую, профильную, профессиональную, по странам, с точки зрения безопасности, по-моему, активно очень расползается. И тут же еще китайские платформы пытаются подвергать обструкции на уровне НАТО, например, и так далее.

И хейтят правительства и блокируют правительства. Это значит, что мы вступаем в период сегментации, а значит при граничных столкновениях сетей между друг другом, где используются средства регуляции, как и маркетинговые так и средства регуляции правительственные.

Это своего рода период войны всех против всех, в том числе с точки зрения социальных платформ. И этот период продлится скорее всего еще ближайшие 3-5 лет.

Антон, а Вы как считаете, Youtube или «ТикТок» все-таки победит в этом противостоянии?

Антон Меркуров: На самом деле это более вымышленная битва. Youtube – это одно, а «ТикТок» – совсем про другое. Если говорить в целом, то здесь также идет сегментация. В каждой платформе происходит свой творческий перформанс. И чаще всего в процессе решение принимает не правительство, а те люди, которые не то, что интернетом не пользуются, они не очень представляют, как оно работает и вследствие этого не работают какие-то даже и законы.

Конечно, мы видим попытки блокировки интернета со стороны политиков. Но несмотря на это технологическая ситуация выстраивается таким образом, что появляется возможность людям дальше продолжать общаться. Например, как история с Telegram, который так пытались заблокировать и в итоге не получилось.

А какая та самая интересная доминирующая целевая группа, которая интересует большинство социальных сетей или большинство бизнесменов интернет-платформ вообще и в мире в целом? Кто эта основная ключевая группа, за которую сейчас идет борьба?

Антон Меркуров: Идет и всегда будет идти борьба за детскую целевую аудиторию. Для тех, кто рассчитывает на эту ЦА, конечно лучше и проще всего прививать любовь к бренду с детства. Яркий тому пример ролик Porsche с участием ребенка и его желанием прийти и купить авто через 20 лет и слоган «Теперь ты можешь себе это позволить».

Каким рискам, незаметным обывателю, подвержены пользователи соцсетей? Хранение личной информации о предпочтениях, персональных данных? Сейчас же идет большое обсуждение, что должно происходить с личными данными о предпочтениях, что мы смотрели, лайкали, репостили, обсуждали? И насколько платформы имеют право не просто хранить эту информацию, а например, принадлежит она пользователю или принадлежит она платформе? Потому что по факту платформы в какой-то момент смогут абсолютно легко, незаметно управлять массами?

Алексей Арестович: Так они и сейчас это делают. Помните, сколько было скандалов в Facebook по тому же вмешательству в американские выборы?

Тогда они продавали эти данные – Cambridge Analytica.

Алексей Арестович: Они продолжают фактически пользоваться. Обратите внимание, что в пользовательских соглашениях, даже в приложениях, очень глубоко расположено «даете ли вы право...».

Не все, даже самые грамотные пользователи, туда доходят и ставят нет или ограничить. Этим платформа всегда может воспользоваться, ведь они же «предупреждали». Поскольку это нерегулируемая сфера, то возникает две тенденции: первая – борьба за регуляцию, в том числе между правительством и сетями, второе – вечное пользование в том или ином варианте. Значит будут искать лазейки, будут искать возможности.

Здесь надо понимать, что нам надо: регуляция или прозрачность интернета. И как найти баланс между этим. Особенно это касается детей. Потому что дети попадают под огромное количество других ограничений.

Алексей Арестович: Да. Получается, что с одной стороны, самая целевая аудитория, в которой все заинтересованы – дети. Отсюда бурное развитие такой социальной сети, как «ТикТок», где дети максимально активно себя проявляют. Но в то же время наличие множества ограничений для детей.

Так или иначе вопрос о регуляции будет поставлен в ближайшее время и начнется хорошо знакомая борьба между прозрачностью и регулированием. Она тоже определит в значительной степени развитие сетей в ближайшее время.

Антон Меркуров: Во-первых, когда слышишь слово «дети» такое ощущение, что мы все никогда не были детьми. И когда мы, взрослые, начинаем обсуждать детей, то есть ощущение, что это не дети, а звери какие-то, которые между собой уже финансовые отношения совершают, сами себя выкладывают и так далее. Хотя каждый из нас с вами был ребенком и многие из нас хулиганили.

Мне кажется, что попытка регуляции на самом деле настраивает больше на агрессию. Когда ты рос свободным человеком и вдруг приходит «кто-то» и начинает «что-то» запрещать делать в Интернете. Это может порождать, мягко говоря, недовольство. Почему третьи лица вообще за меня что-то решают?

И конечно все эти регуляции, безусловно частные данные являются большим бизнесом и безусловно кампании между собой играют в большую игру. Потому что сейчас каждый сайт спрашивает, можно ли использовать cookie, передать ваши частные данные. Благодаря именно этой кнопке можно воспитать население. Ведь тогда они начинают понимать, что данные могут передаваться, пароль могут украсть. Но, с другой стороны, конечно, это вызывает злость, когда кто-то мешает нам общаться, коммуницировать.

Когда в соседней Белоруссии отрубают интернет, что вызывает дикость и ужас, то это вызывает только злость.

Антон, я не говорю здесь, про Белорусский сценарий. Я говорю, что, например, в том же Евросоюзе есть достаточно четкое регулирование по GDPR. В той же Германии есть достаточно четкое регулирование против «языка ненависти» в соцсетях. И они за это штрафуют соцсети и требуют этого от соцсетей. Я прекрасно понимаю, как работает сейчас и насколько много и активно продают персональные данные. Не знаю, бывали ли вы на Каннском фестивале рекламы.

Я бывала и там просто все продают сейчас персональные данные своих пользователей. Это настолько открыто, и никто этого не скрывает, что возникает вопрос. Есть данные, по-моему, ООН, о том, что 80% женщин подвергались в свое время какому-то виду сексуального насилия или домогательства. И когда мы говорим, что у нас в детстве все было в порядке, да нет.

У нас просто многое в детстве считалось в тот момент нормальным. Хотя это сейчас уже давно признано ненормальным. Та же самая история, мне кажется, предстоит нам с вопросом персональных данных.

Алексей Арестович: Тут еще вопрос о регулировании контента.

Антон Меркуров: Знаете, я со всеми согласен по форме, но не согласен, по существу. Опять же, я могу только от своего лица говорить. Если я считаю, что я хочу сказать что-то в интернете, я не уверен, что кто-то должен мне в этом мешать.

И опять же вот вы сказали про торговлю данными. Но посмотрим историю, 150 лет назад торговали, например, людьми. Сейчас же мы в том периоде, когда идет дискуссия по поводу персональных данных. Все меняется и уже через определенное время все устаканится и успокоится.

То есть это такая вот как раз текущая трансформация общества. Но все это не страшно, а наоборот это большое достижение и даже можно сказать чудо.

Алексей Арестович: Я вижу две тенденции.
Первое – это совершенствование средств искусственного перевода, чтобы все мы общались с быстрым качественным переводом. Но это по мере развития искусственного интеллекта. Я думаю, это вопрос 3-5 лет.

Второе – это крипто подпись. Цифровой след, который мы все индивидуально оставляем. Именно личная криптовая подпись, которую так или иначе попытаются задействовать для регуляции того же контента.

Человек будет брать на себя ответственность через такую подпись. И это может стать компромиссом между регуляцией и прозрачностью. Главное грамотно это сделать.

В целом я не за то, чтобы мы все зарегулировали, я за то, чтобы найти разумный баланс между прозрачностью и регуляцией. Но человечество не похоже на ту систему, которая умеет находить разумные балансы, он будет двигаться в той или иной стране так или иначе…

Да, разные страны будут принимать разные решения.

Алексей Арестович: Еще вопрос международной регуляции, потому что интернет глобален, скоро с Марсом и Луной он будет. А вот как он в международном пространстве регулируется, между странами в которых разные законы – это большой вопрос.

Антон, это, наверное, вопрос к Вам прежде всего. Сейчас есть страны, в которых все очень запрещено, зарегулировано и в то же время есть страны, в которых все более или менее свободно и регулируется только очень жесткие нарушения, те же GDPR или детская порнография. Как вы считаете, будут ли такие технологии, которые позволят быть доступными большинству граждан этих стран для того, чтобы обойти эти блокировки правительства и что это будут за технологии?

Антон Меркуров: Я имею честь представлять компанию Clostra – это американская компания. Так вот есть такой протокол Led Bad и протокол BitTorrent. Благодаря этим технологиям работает примерно 25% интернета. Один из продуктов компании – это vpn, это технология NewNet, которая позволяет объединять устройства в единую сеть, выстраивать маршрутизацию трафика и тем самым обходить всевозможные блокировки.

На сегодняшний день vpn используют практически все в разных странах, чтобы обходить все запрещенное.

Поэтому, я хочу сказать, что все технологии уже есть.

 Антон, vpn пользуются процентов от 10 – может быть до 20% населения. Такого, чтобы все пользовались vpn нет. В России разве больше?

Антон Меркуров: Нет, но, во-первых, по всему миру растет рост использования vpn. Во-вторых, есть множество программных решений, когда вы просто не замечаете, что там vpn. Потому что есть куча сервисов, которые хотят, чтобы вы ими пользовались.

Эти сервисы пойдут на все, чтобы работать в тех условиях, где им запрещают работать. Там вполне себе может быть vpn. Сейчас Google в своей платной подписке выпустил свой собственный vpn. Запустят vpn и другие, в браузере Opera есть свой vpn. Это станет незаметным и даже никаких кнопочек не надо будет нажимать.

Просто будет вшит в платформу?

Антон Меркуров: Конечно, потому что сегодня, когда вам захотят продать софт, они будут говорить, что это безопасно.

Я в свое время встречалась с китайскими чиновниками, когда я представляла украинское правительство и они мне сказали: «Как вы не регламентируете соцсети? Дальше же будут одни сплошные соцсети», - сказали они мне 5 лет назад, практически. И мне хотелось бы, чтобы вы каждый кратко по 1 минуте дали ваше видение, что будет через 5 лет в коммуникациях, в соцсетях. Если мы верим китайским чиновникам, которые это предрекали еще 5 лет назад.

Алексей Арестович: Это будет борьба двух крайностей: цифровой фашизм и контроль всех и вся. То, что делают белорусские хакеры с полицейскими, которые избивают людей, распознавая их по лицу и по походке. Но в итоге будет борьба полиции с хакерами, начнется своеобразное наступление, оборона.

С другой стороны, будет борьба за этих людей, которых представляет Антон, которые будут бороться за первозданный интернет пытаясь сохранить его сущность: прозрачность, анонимность, вседоступность. Для таких людей развитие интернета, дальнейшие попытки ограничить – это преступление против сущности интернета как такового. Анонимность, свободный серфинг туда куда ты хочешь. Такая борьба произойдет, мне кажется, ближайшие 3-5 лет.

Антон Меркуров: Я, пожалуй, соглашусь. Главное, что добавлю, что к интернету сегодня подключилось множество новых людей за последние годы. И я думаю в ближайшие 5 лет мы будем просто офигевать от того какие мы все разные.

И в этом выяснении отношений, как раз я надеюсь мы все достигнем мира.

А теперь вопрос к создателю агентства социальных сетей Блинк HAVAS - Саги Чемец. Саги, правительства всего мира начинают встревать в бизнес соцсетей. Блокировки Тик-тока в Индии и США, растущее недовольство Facebook в ЕС. Какие последствия это будет иметь для бизнеса?

Саги Чемец: Отличный вопрос, потому что проблема Facebook – это история о недоверии и о том, кому мы можем доверять свои личные данные. И в то же время это проблема, связанная с монополизацией рынка. Поэтому здесь речь идёт о двух разных уязвимостях.

То, что мы видим сейчас – это попытка как можно быстрее продать «ТикТок» американской компании. Ходили слухи, что Facebook собирался приобрести этот бизнес; Microsoft тоже хочет приобрести эту компанию, я где-то читал об этом. И Твиттер не прочь купить этот сервис - в общем, это самая настоящая “горячая картофелина”, которую стремятся купить все. Так что рано или поздно продажа состоится, я думаю. 

Что интересно – если американская компания выкупит «ТикТок», станет ли он снова безопасным? Потому что американцы хотят приобрести этот сервис именно из соображений безопасности - сегодня он принадлежит китайцам, и с помощью этого приложения они якобы могут следить за американскими гражданами или даже попытаться вмешаться в американские выборы. Но в целом если сервис перейдёт под управление американской компании, для конечного пользователя в его работе вряд ли что-то изменится.

Но даже если покупки или слияния «ТикТок» с компанией из США не произойдёт, всё равно у американцев есть свои аналоги этого сервиса - например, компания Триллер. По сути, это американский Тик-Ток, то есть сервис коротких видео. Так что как бы такой сервис ни назывался, на развитие социальных сетей эти покупки или слияния никак не повлияют. 

Может ли оказаться, что шаги правительств к блокировкам подтолкнут страны к локализации соцсетей? Что будут создаваться локальные соцсети в отдельных странах или объединениях государств, например, как Евросоюз? Вы верите в это?

Алексей Арестович: Все попытки создать локальные сети, в том числе украинские национальные, на сегодняшний день провалились. Это противоречит сущности интернета: вседоступность, свободный серфинг по земному шару, скоро добавится Марс и Луна, подозреваю космические станции. И я не вижу ничего, чтобы заставило сломать это. Если речь не идет об авторитарных режимах.

Потому что это дорого?

Алексей Арестович: Это очень дорого, во-первых. Во-вторых, на этом ничего не заработаешь. Это значит правительство должны будут тратить, бизнес не будет заинтересован, гражданское общество тем более не будет заинтересовано, оно будет возмущено.

А правительству придётся тратить бешенные деньги для того, чтобы это сделать. Окончится это тем, что люди установят тот же самый встроенный vpn, о котором мы говорили.

И пойдут на какой-то глобальный сервис?

Алексей Арестович: И обошли то, на что потратило правительство 2 миллиарда за 5 лет и возбудила всеобщую ненависть от бизнеса до граждан. Я не вижу смысла, потому что это провальная попытка.

Саги Чемец: Да, это интересный тренд. Например, в России уже давно существуют мощные локальные платформы, например, Одноклассники или ВКонтакте. То же самое в Германии, в Индии, в других странах. И эти платформы понемногу становятся интернациональными. И люди охотно приходят на них. 

Так что в каком-то смысле то, что происходит в соцсетях, можно назвать «локализацией на глобальном уровне», когда маленькие местные сообщества живут своей жизнью на глобальных платформах. 

Надо помнить, что такие гиганты, как Facebook, Whatsapp, Instagram и тот же «ТикТок» вкладывают огромные деньги в разработку своего продукта, в его привлекательность и удобство для пользователя. Поэтому, мне кажется, вернуться к локальным сервисам в чистом виде — странная и бесперспективная затея.

Думаю, что ничего такого не произойдёт. Наоборот, крупные социальные платформы только растут и совершенствуются, взять тот же Twitter или Pinterest. Мне кажется, мы увидим несколько иной процесс, а именно заимствование крупными сервисами тех или иных особенностей друг друга. Так что крупные глобальные социальные сети никуда не денутся.

Какими вы видите будущее соцсетей все-таки через 10 лет, например?

Алексей Арестович: Это очень сложно сказать, но думаю, что через 5-7 лет будет скачок искусственного интеллекта. Мы создадим себе такую интеллектуальную техно-среду вокруг, которая перевернет быт человека и взаимодействие его с окружающим миром. Не через смартфон, а в принципе уже через дом, через все остальное.

Простейший пример, как рисуют рекламщики нам умные дома и умные вещи. Ты идешь к холодильнику и холодильник уже знает, что заказать, добавить и так далее.

Он будет знать это от того, что ты лайкнул и посмотрел в какой-то соцсети?

Алексей Арестович: Да. Всех последствий социологических, психологических, философских. Очень трудно просчитать, здесь нужно собирать профильную конференцию. Мир через 5-7 лет станет совершенно другим. Будет некий следующий скачок, а результатом будет одно — направление в основном развитии и развитие.

Появится пограничный слой, в котором человек будет общаться с техносредой через интернет. Вплоть до того, что уже даже физиология человека будет определяться таким способом. Я имею в виду, что существует мнение, что «зеркало» своего рода внесло изменение в мимические мышцы лица. Поэтому скорее всего, мы начнем даже физиологически меняться или по крайней мере меняться сначала на уровне жизни, а это вызовет дальнейшие исследования.

Большинство людей вот так вот проводят время, не отрываясь, они не смотрят на окружающий мир. Что будет дальше? Теснее будут становиться связи на уровне невербалики, на уровне физиологии.

Органы восприятия, которые потом позволят сразу проводить анализ?

Алексей Арестович: Усиление органов восприятия, то есть их расширение. Например, начиная с Google очков и подобных технологий, и заканчивая тем, что мы начнем дальше выдавать.

Главная задача будет – управление, серфинг на мимике, на жестах, на вербалике, на невербалике. Я думаю, пойдет туда.

Саги Чемец: О, это вопрос на 100 миллиардов долларов! Как раз примерно в прошлом месяце мы прошли очень важную отметку – более половины населения земного шара уже являются пользователями социальных сетей. Это же огромная цифра! Более половины человечества охвачены социальными сетями, и количество пользователей только возрастает!

Так что это уникальное явление – в прошлом такого роста не наблюдалось – наоборот, был некоторый спад. А сейчас, как я недавно прочёл где-то, в Америке и Великобритании раздаются голоса о том, что пора начать регулировать рост Facebook в этих странах чуть ли не на законодательном уровне. Но я думаю, что социальные сети уже становятся новым языком человечества.

Когда я только основал свою компанию, своё агентство социальных медиа, – а это было примерно 13-15 лет тому назад – некоторые скептики говорили мне, что Интернет вскоре поглотит социальные сети. По-моему же мнению, произойдет совершенно противоположная вещь – социальные сети проглотят Интернет без остатка.

Поэтому нам всем нужно учиться новым навыкам социального общения, приобретать эти социальные «ноу-хау», потому что сегодня уже, наверное, нет ни одного сайта, который бы не использовал соцсети; почти все бизнесы активно используют Facebook и Instagram для своих продаж. Электронная коммерция проникла во все без исключения соцсети, которые становятся мощным генератором трафика и заодно генератором нового языка.

Так что нам предстоит стать свидетелями рождения нового языка: когда я, например, смотрю на своих детей, то вижу, что они получают самые разнообразные знания именно из новостей, – вплоть до высоты волн на ближайшем пляже. Они получают буквально всю информацию из соцсетей: из того же «ТикТок», из обновлений от своих друзей и так далее. Так что в будущем соцсети точно станут главным средством массовой информации, и может и ее основным генератором.

 video
sostav.ua
Обсудить с другими читателями:
Погода