Время простых ответов на сложные вопросы: регламентация и прозрачность диджитал-индустрии

Когда меня спрашивают, чем диджитал отличается от недиджитала, я всегда привожу пример стереометрии и планиметрии.

Комментарии 3356

Диджитал от недиджитала отличается также как трехмерная фигура – от двухмерной. Поэтому совершенно бесполезно спрашивать у основателя Facebook, чем является его детище: publisher или IT-компанией.

Цифровые бизнесы будут иметь несколько определений, как положение точки в трехмерной системе координат задаётся относительно трёх осей заданием упорядоченной тройки чисел. А если представить четырехмерное пространство, то понимание сути диджитал компаний станет еще сложнее.

Может ли государство контролировать такие сложные саморазвивающиеся системы? Могут ли отцы-основатели, СЕО, борды директоров контролировать хотя бы часть множественных векторов развития таких корпораций, где AI это не бессмысленная аббревиатура? Могут ли международные индустриальные организации типа IAB устанавливать и контролировать выполнение правил и стандартов в цифровой среде? Ответ очевиден, этот ящик Пандоры пока бесконтролен. Может ли позволить себе государство «умыть руки», исповедовать истинный laissez-faire или принцип невмешательства, когда речь идет о глобальных цифровых компаниях?

Нет, не может, потому что на кону вопросы мировой безопасности, демократии в отдельно взятых странах, законности выборов и предвыборных кампаний, этики в конце концов. Диджитал из сферы развлечения и познания обрел уверенные признаки новой религии, вес фактора цифры практически в любой коммуникации вырос в разы за последние годы и не намерен сдавать позиции.

Наши «отпечатки» в Интернете, особенно в социальных сетях, оставляют о нас гораздо больше информации, чем нам бы хотелось. Как редко мы задумываемся о позиционировании и необходимости производить впечатление, когда на личном смартфоне «идем» туда, где по-настоящему интересно, где «как кажется» никто нас не мониторит.

Именно эти данные становятся самым мощным оружием в процессоре компьютера аналитика. Именно они без применения угроз и пыток сдадут ваш профиль, интересы, лайки, сайты, агентов влияния и когда вы последний раз посещали сайты для взрослых. Именно на основании этих данных конкретно для вас или для сегмента, где таких как вы по ряду признаков много, будет разработана и применена безошибочная формула настроек таргетированной рекламы с тем креативом, который у вас вызовет желание кликнуть с максимальной вероятностью.

Это не предположения, а модели, основанные на больших числах. Как только вы вышли в сеть, будьте уверены – вас запеленговали, вся информация сохраняется и при необходимости будет использована для адресного удара. И хорошо, когда для продажи минеральной воды, косметики или электронной книги. Гораздо хуже, когда речь идет о предвыборной кампании или когда полученные данные о вашем психотипе, личных тратах или эмоциональном состоянии будут неэтично использованы или переданы третьим лицам.

Речь здесь не о том, чтобы повысив до предела уровень тревожности, перерезать провода, разбить Wi-Fi роутер, замотать ноутбук бинтами и залить зеленкой, чтобы никогда больше не выходить в этот полный опасностей Интернет. Речь о том, что цифровая сфера сегодня остро, как никогда, нуждается в комплексном подходе и регламентации деятельности, контроля и прозрачности процессов, которые происходят в «черном ящике».

Это не про то, чтобы спрашивать у глобальных цифровых корпораций их самоопределение. Определять, чем является такая корпорация и законодательством каких сфер и индустрий (да, во множественном числе, помните о стереометрии!) должна регламентироваться ее деятельность – обязанность государства либо специализированных международных институтов. И если диджитал уверенно обрел признаки религии, самое время прописать каноническую версию того, что можно, что нельзя и как все-таки работают куки.

Автор: Настя Байдаченко, СТО razom communications

sostav.ua

Обсудить с другими читателями:
Погода